Регулирование интернета в Туркменистане

Анализируем ситуацию с доступом к интернету в Туркменистане
Регулирование интернета в Туркменистане

Содержание

Правовое регулирование

В связи с тем, что Туркменистан существенно уступал соседям по региону в цифровом развитии, нормативно-правовая база в области телекоммуникаций была недостаточно развитой. Ситуация стала меняться с принятием Концепции развития цифровой экономики в Туркменистане на 2019-2025 годы и Государственной программы по развитию цифровой экономики в Туркменистане на 2021-2025 годы, направленные на повышение эффективности функционирования экономики, социальной сферы, и государственного управления путем внедрения во все сферы современных цифровых технологий. Принятие данных документов привело к ряду скромных положительных изменений, в том числе и в плоскости развития нормативно-правовой базы в этой области; были приняты Законы «О связи» (2019 г. – в новой редакции), «О правовом регулировании развития сети Интернет и оказания интернет-услуг в Туркменистане» (2014), «Об информации и ее защите» (2014), «О кибербезопасности» (2019), «Об электронном документе, электронном документообороте и цифровых услугах» (2020), «Порядок и условия подключения к интернету» (2020), и другие. Государством была образована Межведомственная комиссия по развитию в Туркменистане цифровой экономики, а уполномоченным органом было определено «Türkmenaragatnaşyk» (Туркменсвязь).

Закон «О правовом регулировании развития сети Интернет и оказания интернет-услуг в Туркменистане», принятый в декабре 2014 г. (поправки вносились в 2017, 2019, 2020, 2021), является ключевым документом, определяющим правовые основы регулирования отношений, связанных с развитием интернета и деятельности в области оказания интернет-услуг в Туркменистане. К основным задачам закона относятся (Статья 3): регулирование доступа пользователей к интернету на территории страны, определение правового режима информации, размещаемой в интернете или передаваемой через интернет, предотвращение общественно опасных деяний, совершаемых в интернете, и создание условий для выявления и наказания лиц, совершающих такие правонарушения.

Важно отметить, что данный закон содержит ряд прогрессивных положений, нацеленных на обеспечение свободного и недискриминационного доступа пользователям к сети интернет, и созданию благоприятных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан. Так, к примеру, в числе основных направлений государственной политики в сфере деятельности по оказанию интернет-услуг (Статья 7) выделяются:

  • обеспечение всеобщего и равного доступа к услугам подключения к интернету путём создания и поддержки инфраструктуры государственных и негосударственных структур […];
  • предоставление льгот при оказании интернет-услуг социально незащищённым слоям населения;
  • развитие инфраструктуры услуг подключения к интернету в сельских, отдалённых и труднодоступных районах Туркменистана;
  • формирование и интеграция в интернет сети и информационные ресурсы органов государственной власти, органов местного самоуправления, образовательных и библиотечных учреждений Туркменистана для предоставления гражданам всеобщего доступа к ним.

Более того, статья 8 закона предусматривает выработку государством инструментов и механизмов поддержки, направленных на создание благоприятных условий для развития, распространения и широкого применения интернета и интернет-технологий в Туркменистане. В частности, в статье указывается, что государство принимает меры, обеспечивающие:

  • равноправный, недискриминационный доступ к сети;
  • установление недискриминационного порядка пользования информационными ресурсами Туркменистана;
  • недопущение необоснованных ограничений деятельности операторов услуг сети интернет и осуществляемого посредством сети обмена информацией;
  • содействие развитию рынка услуг, оказываемых с использованием интернет-технологий, недопущение монополизации и недобросовестной конкуренции.

Вышеуказанные нормы закона получили положительную оценку международных институтов и экспертов. В частности, Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович отметила, что «чётко сформулированная задача этого закона – обеспечить свободный доступ к интернету для пользователей в стране – заслуживает похвалы» и выразила надежду на то, что «закон внесёт вклад в повышение доступности интернета в Туркменистане».

В то же время, правовая структура наделяет власть широкими дискреционными полномочиями по ограничению доступа к интернету и онлайн-контенту. Закон содержит непропорциональные ограничения, апеллируя размыто обозначенными правонарушениями и нечеткими формулировками, что на практике оказывает негативный эффект на свободу выражения мнений в интернете, свободный поток и доступ к информации, что также получило негативную оценку со стороны международных институтов и экспертов. Так, к примеру, статья 28 предусматривает ограничение доступа детей к информационной продукции, распространяемой посредством использования интернета, которая (среди прочего): пропагандирует насилие и жестокость, отрицает семейные ценности и формирует неуважение к родителям и (или) другим членам семьи, оправдывает противоправное поведение (отсутствует четкое определение этих понятий).

Более того, статья 30 предусматривает ответственность пользователей интернета, среди прочего, за:

  • распространение по каналам интернета материалов, содержащих оскорбление или клевету в отношении Президента Туркменистана (статья 188 Уголовного Кодекса Туркменистана предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет за оскорбление и клевету в отношении Президента);
  • отправку по каналам интернета информации, содержащей сведения, распространение которых ограничено или запрещено законодательством Туркменистана.

Подобные размытые формулировки предоставляют государству широкие полномочия по произвольному ограничению доступа к интернет-ресурсам, содержащим критику властей, и преследованию независимых журналистов, активистов, блогеров, и рядовых пользователей за доступ и распространение такой информации, т.к. правовой системой не предусмотрено наличие правового механизма (судебное решение) или каких-то особых реестров запрещенных сайтов. Данная статья также устанавливает ответственность и в технической плоскости, а именно за передачу прав пользования интернет-услугами третьим лицам, минуя оператора услуг сети интернет (фактически, государство), и использование несертифицированных средств криптографической защиты информации.

Основываясь на вышесказанном, можно сделать вывод, что правовое регулирование явно скошено в сторону защиты интересов государства и существующего политического режима, ввиду чего, практическая реализация вышеуказанных прогрессивных мер по обеспечению недискриминационного и свободного доступа пользователей к интернету осложняется произвольными ограничениями и не обеспечивается верховенством права. В результате, несмотря на отдельные положительные изменения последних лет, ситуация с доступом к интернету в Туркменистане остается сложной и определяется наличием целого спектра систематических нарушений и ограничений цифровых прав и свобод граждан со стороны государственных органов и структурных проблем в телекоммуникационной сфере.

Так, к примеру, несмотря на положение о необходимости государства содействовать развитию рынка услуг и недопущение монополизации и недобросовестной конкуренции, государственная компания электросвязи «Туркментелеком» является единственным оператором связи в Туркменистане, предоставляющим все услуги связи населению, в том числе по доступу в интернет, мобильную связь и электронную почту. Интернет-соединение в Туркменистане остается медленным, нестабильным, дорогим, и жестко цензурированным, что позволяет государству осуществлять жесткий и централизованный контроль для сохранения «стерилизованной» онлайн-среды, ограничивать распространение интернета и его развитие как средство политической и социальной мобилизации, и источника независимой информации.

Стоимость интернет-услуг

По данным Internet Accessibility Index (Индекс доступности интернета) за 2022 год, Туркменистан занял 156 место среди 164 стран по качеству, доступности и стоимости интернета. В частности, Туркменистан занял четвертое место с конца списка по индикатору «стоимость мобильного интернета», которая составила 17 долларов США за 1 Гб мобильных данных, что является одним из самых высоких показателей в мире (выше только в Экваториальной Гвинее, Сан-Томе и Принсипи, и Бермудских островах). В этой связи, важно отметить, что в последние годы государство неоднократно снижало стоимость интернета. Так, к примеру, в феврале 2021 года, ежемесячная стоимость снизилась со 150 до 100 манатов (29 долларов США по официальному курсу и 3 доллара по курсу черного рынка на тот момент) за 256 кбит/с (самый дешевый тариф), и от 350 до 200 манатов (57 долларов США и 7 долларов США) за самый быстрый тариф 2 Мбит/с. Также были предложены новые безлимитные тарифы для сельских жителей. Несмотря на это, стоимость по-прежнему является достаточно высокой для большой части населения, особенно в сельской местности, что вызвано сниженной покупательской способностью. Более того, отсутствие средств, в том числе влияет и на то, что часть населения не может себе позволить приобретение смартфонов, ноутбуков, и иных гаджетов.

Скорость доступа в интернет

В Туркменистане также была зафиксирована одна из самых медленных средних скоростей загрузки, которая составила 0,37 мбит/с, что превышает скорость соединения только в четырех странах (Афганистан, Тимор-Лесте, Экваториальная Гвинея, и Эфиопия). Сложной сохраняется и ситуация с искусственными ограничениями развития технологий, в частности плохо развитой информационно-коммуникационной инфраструктурой. Согласно сообщениям независимых туркменских СМИ, инфраструктура модернизована в столице, в то время как в регионах применяются менее качественные технологии ADSL, хуже всего обстоят дела в сельской местности и труднодоступных районах. Это, в свою очередь, приводит к цифровому разрыву, усугубляющему социальное неравенство граждан. В результате вышеуказанных технических ограничений, в Туркменистане наблюдается самая низкая проницаемость интернета в Центральной Азии; интернетом пользуются примерно 38% населения, тогда как в среднем по миру этот показатель составляет 59%. Также важным индикатором является и низкая позиция Туркменистана в рейтинге ООН по уровню развития электронного правительства от 2022 года, где Туркменистан занял 137-е место со «средним» EGDI 0,4808; при этом, это единственная страна в регионе с минимальным уровнем модернизации государственного сектора (категория «D»).

Мониторинг и ограничения

Практика сплошного мониторинга онлайн-контента и ограничений доступа к нему, включая блокировку «неугодных» интернет-ресурсов имеет давнее и широкое распространение в Туркменистане. Как отмечалось ранее, государство наделено широкими дискреционными полномочиями, которые позволяют произвольно блокировать те или иные сайты без санкции суда. При этом, отсутствуют правовые механизмы, позволяющие владельцам сайтов получать уведомления о таком решении и/или оспорить их легитимность. В этой же связи возникают сложности с определением точного количества заблокированных интернет-ресурсов, т.к. в стране отсутствует открытый реестр запрещенных сайтов.

На сегодняшний день в стране заблокирован доступ к популярным соцсетям (Facebook, Twitter, VK), видеохостингам (YouTube), мессенджерам (WhatsApp, WeChat, Viber – в связи с этим, в стране особой популярностью пользуются мессенджер IMO.im, ICQ), а также к большинству зарубежных информационных и правозащитных ресурсов, туркменским оппозиционным и новостным сайтам, таким как Turkmen.news, Хроника Туркменистана, Радио Азатлык (туркменская служба Радио Свобода), где публикуются (или могли публиковаться) материалы с критикой туркменских властей и/или освещающие социальные, экономические и политические проблемы в стране. Также, по сообщениям независимых СМИ, в Туркменистане блокируется доступ к множеству сторонних сайтов, не связанных с распространением «неугодной» властям информацией. К примеру, отмечается ограничение доступа к облачным хранилищам и сайтам для дизайнеров, сайту GitHub, используемым программистами, и другим.

Ограничение VPN-сервисов

В последние годы также отмечается усиление давления властей на использование средств и способов обхода блокировок, в частности VPN-приложений. Ужесточение контроля над интернетом во многом было вызвано волной антиправительственных протестов в 2020 году среди граждан страны, проживающих за рубежом, и значительной активизацией туркменского гражданского общества в онлайн пространстве, выраженного ростом аккаунтов в популярных соцсетях, освещающих социально-политические проблемы в стране.

К примеру, в августе 2020 года Радио Азатлык сообщало об оснащении новым оборудованием, позволяющим установить больший контроль в интернете. Ранее была информация о том, что Туркменистан закупал оборудование для онлайн слежки у немецкой компании Rohde & Schwarz. В результате участились сообщения о блокировках VPN-приложений и давлении на специалистов, оказывающих услуги по их установке.

Цифровая изоляция Туркменистана

В последний год власти ужесточают практику технического ограничения объема пропускной способности интернет-провайдера (throttling), шатдаунов, и взяло курс на изоляцию туркменского сегмента интернета (Turkmennet).

В январе 2022 года после январских событий в Казахстане Гурбангулы Бердымухамедов приказал главе Министерства национальной безопасности усилить контроль за интернетом и ограничить «работу интернет-источников, распространяющих сведения, наносящие вред конституционному строю нашего государства, направленные против общества, извращающие действительность, пропагандирующие терроризм, экстремизм, национализм и другие незаконные действия».

Уже в апреле 2022 года, по данным сайта Cloudflare Radar, в течение двух дней (11-12 апреля) полностью отсутствовал доступ к интернету на территории всей страны. Схожая ситуация наблюдалась и в июле, когда, по данным Cloudflare, трафик из Туркменистана держался фактически на нуле и был заблокирован доступ к самим сервисам Cloudflare, благодаря которым сохранялся доступ к около 70% сайтов, несмотря на блокировки.

В октябре 2022 года независимые туркменские СМИ сообщали уже о блокировке целых подсетей IP-адресов; так, было заблокировано 1,2 миллиардов адресов, то есть треть от существующих; позже, было заявлено о возможном блокировании доступа к 2,5 миллиардам IP-адресов. В сентябре глава МИД Туркменистана впервые озвучил предложение по созданию автономной Национальной цифровой сети, а в декабре Президент Сердар Бердымухамедов поручил создать рабочую комиссию по разработке Концепции формирования Национальной цифровой сети, которая не будет связана с интернетом.

Ввиду ограниченности данных и закрытого характера Туркменистана, сложно судить, что именно будет представлять из себя эта сеть; однако, по косвенным данным, описанным выше, можно предположить, что власти страны намерены создать условия по полной изоляции туркменского сегмента интернет.