Ч(а)(е)стное постановление


5 октября 2021 года Судебная коллегия по уголовным делам Военного суда Республики Казахстан вынесла частное постановление в отношении журналистки Татьяны Ковалёвой, писавшей о перипетиях уголовного судопроизводства по так называемому «Делу гособоронзаказа». По мнению коллегии, своими материалами, размещёнными в интернет-ресурсах, журналистка формировала общественное мнение о правоте позиции одной из сторон, в данном случае — стороны обвиняемых лиц.

Дело Гособоронзаказа: Договор исполнен, у заказчика претензий нет, но кого-то все равно посадят

Коллегия в своём частном постановлении просит «обратить внимание Председателя Комитета информации Министерства информации и общественного развития Республики Казахстан на грубые и неоднократные нарушения требований законодательства Республики Казахстан, принципов деятельности средств массовой информации Ковалевой Т. при осуществлении профессиональной деятельности».

Удивительно, но факт — в стране существует, и как мы видим, судами успешно применяется Нормативное постановление Верховного Суда РК от 14 мая 1998 года № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о судебной власти в Республике Казахстан». Пункт 8 данного постановления с одной стороны закрепляет права журналистов на участие в судебных процессах, исходя из принципа гласности, и предусматривает ответственность за так называемое «предрешение результатов судебного процесса» с другой стороны.

Под предрешением результатов судебного процесса, согласно постановлению, подразумевается: «…сообщения средств массовой информации, которые прямо или косвенно направлены на создание общественного мнения о правоте позиции одной из сторон судебного процесса и о законности и справедливости предстоящего судебного постановления…».

В дополнение пункт 1 статьи 25 Закона «О средствах массовой информации» устанавливает ответственность за воздействие средствами массовой информации на суд.

При этом степень воздействия на суд через предрешение результатов судебного процесса со стороны СМИ судом устанавливается самостоятельно, в отсутствии чётко прописанной процессуальной процедуры. Суд по существу освобождён от обязанности должным образом мотивировать своё мнение о «предрешенности» результатов того или иного судебного акта. Таким образом, деятельность судебной журналистики, исходя из подобной правоприменительной практики, превращается для СМИ в «русскую рулетку».

Однако важно не забывать, что принцип гласности судебного производства является ключевым элементом справедливого судебного разбирательства как конституционного права гражданина (статья 14 Конституции РК) и неотъемлемого права человека (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Более того, работа СМИ в целом, и судебной журналистики в частности, является источником информации о деятельности судебных органов и представляет общественный интерес.

Как следствие, ограничение работы судебных журналистов по весьма «шатким» с точки зрения конституционных и процессуальных норм и международного права основаниям не лучшим образом отразится как на репутации судейского корпуса, так и на качестве отправления правосудия.

Данная тематика тем более актуальна с учётом того, что подавляющее большинство судебных процессов всё ещё проходит в онлайн режиме, что само по себе является серьёзным ограничением к доступу к правосудию с точки зрения пользования всеми процессуальными правами представителей сторон. К тому же качество связи, сопровождающее онлайн процессы, вызывает серьёзные нарекания со стороны участников.

Рекомендации

Исходя из ситуации, описанной в этой статье, мы предлагаем Верховному Суду РК дополнить пункт 8 Нормативного постановления от 14 мая 1998 года № 1 следующим:

  • указать категории дел при рассмотрении которых теоретически СМИ могут воздействовать на судебные органы;
  • чётко сформулировать понятие «воздействие на суд» и указать степени подобного «воздействия»;
  • предусмотреть процессуальную процедуру рассмотрения того или иного материала СМИ на предмет «воздействия» исходя из основных принципов судопроизводства.

Роман Реймер

"Правозащитник, юрист-практик в области гражданского права, соучредитель ОФ "Еркіндік қанаты", участник Коалиции нового поколения правозащитников"