Свободный интернет = доступный интернет

Что с доступностью интернета в Казахстане?

Говоря про свободный интернет, в особенности в контексте гарантии базовых цифровых прав и свобод, стоит также подразумевать и доступный интернет. Ведь как можно определить наличие и, следовательно, гарантию цифровых прав, если сам доступ во Всемирную Сеть может быть ещё не у каждого человека в отдельно взятой стране?

Насколько интернет в Казахстане, да и вообще в мире, на сегодня доступен, даже если не учитывать случаи ограничения доступа в сеть при режиме ЧС и ЧП? Насколько, на самом деле, каждый уголок страны обеспечен стабильным и высокоскоростным доступом в сеть? Какой показатель уровня этого доступа в соседних странах? И, в конце концов, есть ли в мире страна, для которой это уже окончательно решенный вопрос, и на которую можно было бы равняться?

Кроме того, доступность интернета ведь ещё подразумевает, что отдельный гражданин может этот доступ себе позволить. Много ли толку даже от относительно быстрого интернета, если абонентская плата за него будет взимается непомерно высокая? Воспользоваться таким интернетом при необходимости, конечно же, можно, но вот получать удовольствие и быть уверенным в доступности едва ли.

В общем и целом, можно сказать что населению в Республике Казахстан с интернетом очень даже повезло. Точнее повезло пользователям, а вот для телекоммуникационных компаний это, наверняка, был тяжелый, но, тем не менее, продуктивный труд. В отличие от других стран Казахстан довольно быстро получил сначала безлимитный скоростной интернет, особенно домашний, а затем и высокоскоростной доступ в Сеть с внедрением оптоволоконных сетей. Британское коммерческое агентство Broadbandchoices ежегодно публикует индекс доступности интернета по критерию цена/качество. В этом рейтинге Казахстан уже не первый год входит в топ-10 стран мира с самым дешёвым интернетом. Причем в индексе учитывается как домашний, так и мобильный интернет.

С доступностью с финансовой точки зрения информация понятна, однако что в Казахстане с доступом в Сеть в принципе? Ведь любой горожанин, выезжая на отдых за город, будь то рыбалка или многодневный поход, понимает, что не только интернет, а даже и базовая сотовая связь не везде доступна. Действительно, стоит отъехать чуть дальше, например, Капчагайского водохранилища, и смартфон переходит сначала с 4G на сеть третьего поколения, а потом и на 2G, либо сеть пропадает вовсе. В 2020 году депутаты сообщали, что две тысячи сёл все еще не подключены к широкополосному интернету. Кроме того, даже в крупных городах оптоволоконные сети подключены в основном только в многоквартирных домах и, в гораздо меньшей степени, в частном секторе.

Что обещает проект «250+»

В послании народу от 1 сентября 2020 года Касым-Жомарт Токаев отметил:

Цифровизация – это не следование модной тенденции, а ключевой инструмент достижения национальной конкурентоспособности. Прежде всего предстоит устранить цифровое неравенство, обеспечить максимальный доступ к интернету и качественной связи всех граждан. Сегодня это такая же базовая потребность, как дороги и электричество. Дети из социально уязвимых семей должны быть обеспечены компьютерной техникой и качественным интернетом. До конца этого года каждое село с населением более 250 человек получит доступ в интернет. Мы видим, с какими проблемами сталкиваются люди при назначении пенсий и пособий. Ворох бумаг, хождение по мукам. Необходимо полностью оцифровать эти процессы. «Бегать» должны «данные», а не люди.

В рамках проекта «250+» представители трёх сотовых операторов РК — ТОО «КаР-Тел» (Beeline), ТОО «МТС» и АО «Кселл» подписали договор о совместном использовании сетей. Документ предусматривает доступ жителей к сетям всех мобильных операторов в почти 1 000 сельских населенных пунктах страны с общим населением 600 тыс. человек, где будет реализован данный проект.

«Проект „250+“ — это важный социальный проект, инициированный в интересах сельского населения страны. Для Kcell, как компании, которая реализует стратегию по переходу к цифровому оператору, проект „250+“ очень важен, так как главная его цель — искоренение цифрового неравенства. Поэтому мы работали с полной самоотдачей и выполнили план по установке базовых станций в селах сверх обязательств. Считаю, что этот проект внесёт существенный вклад в развитие экономики страны. Успешное выполнение проекта „250+“ стало возможным благодаря поддержке государства, а также компании „Казахтелеком“», — отметил Юрий Харламов, главный исполнительный директор Kcell.

Где самый доступный интернет?

Самые свежие данные по индексу доступности интернета среди всех стран публикует в своем статистическом разделе Центральное разведывательное управление Соединенных Штатов Америки (ЦРУ). На 2021 год среди 235 стран Казахстан оказался на 48 месте по количеству людей, имеющих доступ к интернету. Так, согласно данным ЦРУ, в 2021 году в Сеть как минимум один раз в несколько месяцев выходили 15 470 000 жителей РК. В 2020 году этот же показатель означал, что в интернет выходили 85.94 процента от всех жителей Казахстана.

Получается, что если даже допустить погрешность или некую неточность приведённых данных, около 13-14% нашего населения не выходили во Всемирную Сеть в 2020-2021 годах или делали это реже чем раз в несколько месяцев. Однако это далеко не самый плохой показатель среди всех стран мира. На графике ниже представлены 10 стран с наибольшей долей населения, имеющей доступ к интернету, а также этот показатель в некоторых странах постсоветского пространства, включая Казахстан.

Лидерами по уровню проникновения интернета, по состоянию на январь 2022 года, согласно данным DataReportal, являются семь государств: Дания, ОАЭ, Великобритания, Южная Корея, Швеция, Швейцария и Нидерланды. У этих стран уровень проникновения интернета, а значит и процент интернет пользователей от общей численности населения, находится на уровне выше 95%. В прошлом году в Дании и ОАЭ этот уровень составил аж 99%. По скорости же интернета, доступного широким массам, лидируют скандинавские страны, а также Люксембург и Лихтенштейн. Примечание: в данном рейтинге учитывались страны и территорий с населением не менее 50 тыс. человек.

Есть ли будущее у спутникового интернета?

Разброс решений по вопросу внедрения спутникового интернета велик, это могут быть как государственные решения, так и частные, со стороны предпринимателей. Но что если кто-то возьмется обеспечить доступом в интернет весь мир сразу? На ум первым приходит Илон Маск с его проектом Starlink. По задумке, если удастся вывести на орбиту около 42 000 тыс. спутников, то практическая возможность к ним подключиться появится чуть ли не в любом уголке земного шара. О запуске подобных проектов заявляли также Amazon (Project Kuiper), британская телекоммуникационная компания OneWeb, а также китайский стартап GalaxySpace.

Впрочем, на сегодня все эти проекты, включая самый нашумевший от Илона Маска, полны минусов и различного уровня недостатков. Взять хотя бы текущую цену на заказ оборудования для интернета от Starlink. Цена мини спутниковой тарелки составляет 499$ за базовый комплект, плюс, на данном этапе остаётся высокой цена ежемесячной абонентской платы — 99$. Цены, впрочем, обещают менять по мере развития проекта.

В текущем виде, чтобы подключить спутниковый интернет, недостаточно просто смартфона или ноутбука — нужна принимающая этот сигнал мини-тарелка и доступ к электричеству, чтобы питать её. Есть ещё ряд технических минусов данного проекта, о которых подробно писали как западные, так и русскоязычные издания.

Другой сложностью такого рода проектов является то, какие частоты используют эти спутники для передачи интернета на Землю. Так, в России например, официальные власти с каждым годом всё активнее высказываются о намерении «запретить» спутниковый интернет Илона Маска, мотивируя тем, что частоты нужны военным, и вообще эти спутники почти невозможно будет контролировать.

Сразу же встал политический вопрос. Если контролировать и ограничивать доступность сети через условный Ростелеком не составляет никаких проблем, то спутниковый интернет западной частной компании уже, по мнению властей наших соседей, представляет чуть ли не угрозу национальной безопасности. Вот так и получается, что одни делают хоть что-то (хоть и на коммерческой основе) для доступности, обеспечения землян казалось бы уже базовым правом на пользование интернетом — другие уже думают как ограничить, как запретить, какие ввести новые регулирующие нормы.

Но ведь сама идея общедоступного и свободного интернета для всего мира отличная. Да, пожалуй, она всё ещё слишком футуристичная, слишком непредсказуемая, слишком смелая, но однозначно положительных сторон больше. Скорее всего, Илон Маск и другие подобные ему люди создают такие проекты не по своей доброте, а для коммерческого заработка. Но ведь если у них получится, в конечном итоге родится здоровая конкуренция между компаниями, и вопрос цены уже не будет стоять на первом месте. А как было упомянуто в самом начале статьи, общедоступный интернет уже может означать и свободный интернет.

Елжан Кабышев

Руководитель проекта Ландшафта, правозащитник «Internet Freedom». Участник Экспертной группы по цифровым правам, Data Privacy Professional (GDPR DPP)